Жирково — Покров — Ленино. История одного села.

Не каждому населенному пункту удалось пережить несколько переименований, и каждое из них кардинальным образом меняло облик деревни, а затем и села. Жирково – Покров – Жирков — Ленино – этапы многовековой истории. Сегодня Ленино – небольшая деревушка в Холм-Жирковском районе.

В начале 20 века крестьяне деревни Поповское, входившей в Покровский приход, нашли клад старинных монет. Находку отнесли в Покровское волостное правление, а оттуда переправили в Холм, графу Игорю Алексеевичу Уварову, очень заинтересовавшемуся монетами времен Ивана Грозного и царя Федора Иоанновича. Это явно указывало на древность окружающих мест.

В  церкви Покрова Пресвятой Богородицы села Покров-Жирков хранилось древнее Евангелие с подписью священника – «попа Никиты» с указанием, что в 1661 году село называлось «Жирково» и принадлежало к Дворцовой Государевой вотчине.

Второе название село получило, вероятно, позднее, когда строится деревянная  церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Известно, что эта церковь построена в 1692 году приходскими людьми. За ветхостью она была разобрана в конце 19 века, и на ее месте строится каменная часовня.

В полукилометре от нынешней деревни Ленино находилась деревня Троицкое, а через невеликую здесь речку Солю – деревня Кукуево. Еще в 19 веке встречалось двойное название этой деревни – Троица-Кукуево. Вероятно, Троицкое и Кукуево некогда были единым населенным пунктом. На пригорке с правой стороны по течению Соли до сих пор лежат огромные валуны. В колхозные времена эти камни доставляли много неудобств трактористам, которые работали на Троицком поле. Валуны пытались скатывать в овраги, это удавалось делать с небольшим успехом. По преданию, здесь стояла церковь Святой Троицы. Справедливость этой версии подтверждает тот факт, когда была построена каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, то один из ее приделов был освящен во имя Святой Троицы. Можно предположить, что Троицкая церковь пострадала от пожара или иного бедствия, и ее не стали восстанавливать, а новую церковь построили в Жиркове.

В территориальном отношении село Жирково было причислено к Вяземскому уезду, а в церковном отношении числилось за Сарским и Подонским митрополитом. Под челобитной Вяземского духовенства  митрополиту 1695 года указан и «Села Жиркова поп Артемий», а в 1698 году – «Села Жиркова поп Максим» (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72) .

В этих челобитных еще не упоминается двойное название села – Покров-Жирков, а вот в документах, когда Покров и многочисленные деревни перешли в собственность знаменитых графов Орловых — сподвижников Екатерины Великой, это название уже указывается. Как и то, что все населенные пункты были причислены к Бельскому уезду.

После женитьбы князя Никиты Петровича Панина на дочери Владимира Григорьевича Орлова, бельское имение Орловых Покров, Печатники с деревнями в качестве приданого переходит к Паниным. Огромный майорат Паниных с имениями в Бельском и Сычевском уездах Смоленской губернии просуществует без малого сто лет.

После смерти Никиты Петровича Панина имение Покров с деревнями будет переходить к его  родственникам, пока не окажется распроданным. Как писал  в начале 20 века священник Покровского храма Георгий Эльманович: «Сами Панины не жили в Покрове, а посылали управлять крестьянами своих управляющих. Управляющие обходились с крестьянами грубо, бесчеловечно, наказывали жестоко. Наказания над крестьянами совершались в селе во дворе конторы Управления.

Несмотря на то, что после того прошли десятки лет. Сменилось несколько поколений людей. Само имение Покровское перешло через несколько рук, от графов Паниных оно перешло к князю Мещерскому, от князя Мещерского к князю Васильчикову, от князя Васильчикова к евреям, от евреев к калужскому первой гильдии купцу Дмитрию Яковлевичу Козлову. Но и теперь, когда крестьяне, из какой-нибудь деревни собираются идти в село, в контору Козлова, бывшую прежде домом сердитых управляющих, то говорят: иду на Красный Двор. Так называли это место при Паниных, такое оно название сохранило и теперь. Хотя теперь имеет другое значение, вместо наказаний, которые раздавались здесь, теперь происходит выдача денег за труды по работам в лесу и на лесопильных заводах» (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72) .

Если Панины и не жили постоянно в Покрове и Печатниках, то,  во всяком случае, приезжали по делам имения или другой надобности. В этих селах имелись господские дома и постоянно проживающие дворовые люди. Если судить по ревизским сказкам, то в Покрове постоянно жили 8-9 семей дворовых людей (ГАСО, ф.10, оп.5, д.1821, л. 99об.- 111).

Иван Иванович Орловский в «Краткой географии Смоленской губернии», описывая знаменитые места губернии,  упоминает и Покров: «К юго-востоку от Белого на реке Наче – село Комары и при нём Богородице-Рождественский женский монастырь, устроенный в своём имении вдовой генерала-майора Гаузен в 1863 году. Далее сёла Печатники в 40 верстах и Покров-Жирков, бывшие поместья графа Никиты Петровича Панина. На той же дороге – село Холм-Жирков – имение графа Игоря Уварова». А один из современников графа Никиты Панина, Владимир Лыкошин записывает в своих воспоминаниях, что граф любил наезжать в свое бельское имение Покров и Печатники на медвежьи охоты, до которых он был страстный поклонник. (Пиксанов Н.К. Грибоедов. Исследования и характеристики. – Л., 1934. С.59)

В 1859 году в селе насчитывалось 14 дворов, 59 мужчин и 65 женщин. Большой урон жителям нанесла эпидемия холеры,  после которой количество жителей значительно сократилось. Прироста населения не было почти полвека. В 1904 году в Покрове было 9 жилых домов, в которых проживало 62 человека. Помимо церкви, земской школы, церковно-приходской школы для девочек в селе имелись винная лавка, принадлежавшая торговому дому «сыновей Зафрен» и мелочная лавочка мещанина Ивана Кожухова (ГАСО, ф.5, оп.1, д.6, л 23об.)

 В разные годы существовали: винокуренный завод графини С.В.Паниной, кирпичный завод княгини М.А.Мещерской, лесозавод купца Д.Я.Козлова, кожевенное производство.

Ежегодная ярмарка в день Покрова Пресвятой Богородицы – одна из крупнейших в Бельском уезде. Продажа крупного рогатого скота и до 200 лошадей.  В начале 20 века на ярмарке устраивались выставки (выводки, как тогда называли) крупного рогатого скота и лошадей. Ярмарка в день Святой Троицы значительно уступала по оборотам покровской.

С 1861 года Покров-Жирков становится центром обширной Покровской волости Бельского уезда Смоленской губернии.

В 1797 году в селе строится каменная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.  Она переживет многие трагические события, в том числе, и Великую Отечественную войну, а в начале 50-х годов будет разобрана.

Первоначально церковь строится однопрестольная, холодая, в одной связи с колокольней. Два теплых придела – во имя Петра, митрополита Московского и Святой Троицы – появятся много позднее, в 1893 и 1894 годах.

В начале 19 века причт состоял из священника, диакона,  дьячка и пономаря. Но по  1872 год в селе служили  почти постоянно два священника, один из которых, был сверхштатным, но жалованье было одно. Его приходилось делить пополам, что было не очень удобно.

Священник Петр Дмитриевич Брянцев, который прослужил в Покровской церкви 35 лет, приехав в село,  был поражен безразличным, а порой и унизительным отношением управляющих имением к священнослужителям. Но при этом, причт обеспечивался самым необходимым. И самому Петру Дмитриевичу пришлось с этим столкнуться.

Благодаря неоценимой помощи исследователя Виктора Ивановича Котова, мы достаточно полно можем восстановить имена всех священнослужителей церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

О первых священниках мы знаем лишь их имена – поп Никита, поп Артемий, поп Максим. Последний упоминается в грамоте Вяземского духовенства 1698 года. В 1715 году в церкви Покрова Пресвятой Богородицы служил священник Максим Никитин. Одно это лицо с «попом Максимом», сказать трудно. Неизвестно, какие священники служили в церкви в период с 1715 по 1765 год.

 С 1765 по 1773 году в Покрове священствовал Емельян Прокопьев, сын дьячка села Будино Бельского уезда.

Диаконом в эти же годы состоял Мирон Иванов, сын дьячка Покровской же церкви Ивана Миронова, который из Покрова впоследствии был переведен дьячком в село Верховье, а затем там же рукоположен в священники в 1803 году.

А Мирон Иванов  с 1768 по 1770 год  был и священником церкви Покрова Пресвятой Богородицы.. Следующим покровским священником стал Михаил Васильев – с 1775 по 1780 год. В священники он был рукоположен из диаконов этой же церкви.

Иван Яковлевич Ширяев родился в 1753 году. Сын пономаря Покровской церкви Якова Ивановича Ширяева. Исполнял пономарскую должность, в 1780 году рукоположен в священники. Георгий Эльманович в своей летописи записал о Ширяеве: «как видно из старой ревизской сказки, священствовал в Покрове с 1782 по 1820 год, в каковом умер 67 лет от роду.  Священник Ширяев, как рассказывают старожилы, отличался высоким ростом, своею величавой осанкой, строгим суровым взглядом, большим влиянием на прихожан, имевших к нему почтение, доводящее до страха» (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72).

Вторым священником – с 1784 по 1804 год – был еще один Ширяев, Иван Афанасьевич, сын дьячка, диакон Покровской церкви, затем рукоположен в священники. О следующем покровском священники Георгий Эльманович написал: «Адриан Мартынович Ковалев, из студентов Смоленской семинарии. Поступил в село в священники в 1809 году и служил здесь по 1829 год. Ковалев был человек умный и внимательный к пастырским обязанностям. В этой местности он был Благочинным. В 1823 году перемещен был в село Дугино Сычевского уезда, в придворную церковь графа Панина» (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72) .

Алексей Домениевич Соколов – сын священника села Волоста-Пятница Юхновского уезда. Рукоположен в священники этого же села, в 1823 году переведен в село Покров, где и умер. «Погребен при Покровской церкви. Соколов отличался строгим порядком по службе церковной и заботливостью о благолепии церкви, снабжении ее служебными книгами и другими необходимыми принадлежностями» (ГАСО, ф.391, оп.1, д.2, л.63-72).

Андрей Григорьевич Руженцев родился в 1790 году, сын дьячка из села Печатники. Был пономарем в церкви села Пашкова Бельского уезда. Переведен в диаконы церкви села Покров, рукоположен здесь же в священники (1820-1842 гг.). На нетрезвую жизнь служение ему было запрещено.

Александр Николаевич Высоткий, сын священника, родом из села Коськово Дорогобужского уезда. Окончил Смоленскую духовную семинарию по второму разряду. В Покрове с 1834 года. Умер в 1865 году, был погребен при Покровской церкви.

Иоанн Михайлович Баталин родился  в 1823 году, сын дьячка села Троица Дорогобужского уезда. Окончил Смоленскую духовную семинарию. В Покрове был священником с 1843 по 1862 год, откуда перемещен в село Настасьино Бельского уезда, где и умер в 1863 году. Он был женат на дочери священника Андрея Руженцева.

Петр Дмитриевич Брянцев родился   в 1833 году в селе Волоста-Пятница  Юхновском уезде Смоленской губернии в бедной многодетной семье дьячка Дмитрия Аверкиевича Брянцева и его жены Анны Сергеевны. Родители как могли воспитывали детей, стремясь дать им образование, понимая, что только оно поможет им вырваться из ужасающей нужды. Вяземское духовное училище, куда поступил Петр, а затем и его младшие братья – было той первой ступенькой, которую надо было преодолеть, во что бы то ни стало.

В семинарию его приняли на казенное содержание. Оно было скудное, но тому, кто привык радоваться куску хлеба, было не привыкать. Петр Брянцев мечтал продолжить образование, но все та же крайняя бедность не позволила осуществиться его мечтам. (Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 14, с. 772)

Из семинарии он вынес не только определенные знания, но и вкус к книжному образованию, терпеливость и серьезность. Но только через пять лет после окончания учебы Петр Брянцев смог получить место. Лишь в июле 1960 года он был рукоположен в сан священника и получил приход в селе Настасьино, в одном из беднейших во всем Бельском уезде. Молодой священник с радостью приступает к своим обязанностям. Своей первой и важнейшей задачей он посчитал приведение в порядок сельской церкви, изрядно подзапущенной по причине все той же бедности прихода, местного населения. А также старался, чтобы каждое богослужение было понятным прихожанам. Всю дальнейшую жизнь отец Петр будет обращать внимание  на четкость, красоту богослужений, считая, что именно это, прежде всего, помогает прихожанам проникнуться горячей верой и любовью к Богу.

Такая деятельность не могла не привлечь внимания к священнику села Настасьино, первая аттестация благочинного – ревностный пастырь, рачительный и «добрый хозяин храма».

В 1862 году по Бельскому совершал поездку Преосвященный Антоний. Среди других священников, представлявшихся Преосвященному, был и настоятель храма из села Настасьино. Внимание Антония привлекла аттестация священника отца Петра. Заинтересовавшись, он побеседовал с молодым человеком. Его рассудительность, горячность в вопросах веры понравились Архипастырю и он обещает подыскать для отца Петра более достойный приход. Сам же отец Петр даже в самых смелых мечтаниях не мог представить, что ласковый прием, оказанный Преосвященным,  будет иметь свое продолжение. Однако тот не забыл обещания. В ту же поездку Антоний побывал в селе Покров, где нашел церковь и священников не в лучшем состоянии и распорядился перевести отца Петра из Настасьина в Покров(Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 14, с.774).

Отец Петр не мог не радоваться свершившемуся. Покров-Жирков в те годы считался одним из лучших сел в уезде, находясь в вотчине графини Паниной. Отец Петр всегда помогал своим родителям, учившимся братьям, и в Покрове у него открывались возможности поправить свое материальное положение. Но очевидно, испытания на прочность для священника еще не закончились.

Живя в Настасьине, отец Петр с семьей имел домик, свое хозяйство. В Покрове же ему пришлось скитаться по чужим углам. Прежние служители церкви приняли его с недоверием, а графиня и ее управляющие так и вовсе с неудовольствием. Отношения с владельцами так и не сложились, но своей смелостью отец Петр заслужил первое признание среди прихожан. Поселившись в Покрове, он записал в дневнике: «Церковь каменная, однопрестольная, довольно вместительная, но внутри очень бедная. Иконостас малый… По стенам нет ни икон, ни других ценных украшений. …Пыль и паутина повсюду».  (Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 14, с.775-776)Церковнослужители совершали богослужения спешно, невнятно и не назидательно. Приход раскинулся на десятки верст, может быть от того и жители особенно дальних деревень редко посещали храм.

Отец Петр, как и в Настасьино, прежде всего, обратил внимание на внешнюю сторону богослужений, хорошее пение. Сам он все службы проводил истово, внимательно, никому не отказывая в просьбах отслужить молебен отдельно, полагая, что у каждого человека должна быть серьезная причина к этому. В праздничные дни он выходил на клирос и сам читал каноны, стихиры и т.д. В дневнике отец Петр писал: «Я люблю читать страстные Евангелия и читаю их всем сердцем сокрушенным и смирением; горесть объемлет душу при воспоминании о страдавшем за нас Спасителе нашем, но предчувствуется и радость скорого воскресения нашего Господа и посрамление врагов и распинателей. Не хвалясь, скажу, что читаю Евангелие отчетливо и внятно, когда читаю, тогда никто не щелкнет, и кашлять в те минуты перестают» (Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 14, с.777).

Его восторг, проникновенное сочувствие передавались слушателям, которых у него становилась с каждым днем все больше и больше. Невольно и другие церковнослужители подтягивались  к уровню батюшки.

Вторая забыта – приведение в порядок Покровского храма. В начале был заменен иконостас. В 1872 году строится придел во имя Святой Троицы. В незапамятные времена существовала Троицкая церковь, от нее остались только воспоминания и название одной из деревень – Троицкое. Отец Петр, строительством придела как бы восстановил историческую преемственность.

Покровский каменный храм, построенный графами Паниными в  1797 году, был изначально холодным. Отец Петр Брянцев в этом видел причины того, что крестьяне мало посещают службы в холодное время. Сделать его теплым – еще одна задача, стоявшая перед священником. Исполнить задуманное в кратчайшие сроки можно было только на мирские деньги. К тому времени отец Петр успел завоевать определенный авторитет у крестьян, средства были собран, и полная реконструкция храма началась. В 1893 году теплый храм был освящен, а в 1894 году был построен и освящен еще один теплый придел в честь Петра, Святителя Московского(Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 15, с.823).

 

 

При всей большой хозяйственной деятельности, отец Петр всегда считал, что главный его долг – религиозное, нравственное просвещение прихожан.

Долголетний опыт убеждал его, что тесное ежедневное общение с крестьянами, рассказ простым языком, доходчивое  разъяснение о сложном, больше приносят пользы, чем проповедь на отвлеченные темы. Он беседовал с крестьянами, рассказывал им о церковных праздниках, о святых, проводил примеры, достойные подражания, но взятые из обыденной, повседневной жизни. Каждый раз он находил он удобный повод, чтобы побеседовать по душам. И прихожане любили за это батюшку, даже тогда, когда он наставлял или укорял.

Но битву с кабаком, устроенным на земле помещицы, отцу Петру выиграть не удалось. Устроенный на бойком проезжем тракте Вязьма – Белый, приносил кабак весомый доход и акцизные сборы. Отец Петр неоднократно подавал прошение о закрытии питейного заведения, но кабак все-таки не снесли.

В 1865 году Петр Брянцев открывает в Покрове приходскую школу, размещается оно в доме дьякона и вместе с ним, начинает учить детей грамоте, причем это происходило еще до Высочайшего указа об открытии церковно-приходских школ. (Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 15, с.826)

Затем приходская школа преобразуется в земскую, отец Петр остается в ней законоучителем, но крайне недовольный учебным процессом,  он вновь открывает еще и церковно-приходскую школу.

Всю свою жизнь в Покрове Петр Дмитриевич мечтал об открытии здесь женской школы в приходе. «Женская школа необходима не только для самих девочек, для их обучения, но она необходима и для блага крестьянской семьи. Для блага семьи образование девочки гораздо необходимее, чем даже образование мальчика, – писал Петр Брянцев, – Наблюдаю, что грамотность часто мало пользы приносит самим грамотным, а их семья не дает ничего, иное дело совершенно было бы, если бы грамоту знали девочки – будущие матери и хозяйки дома. Она сама, проникнутая религиозной нравственностью, сделалась бы оплотом религиозной настроенностью и всей своей семьи. Своих детей с самого раннего возраста научила бы молитвам, смотрела бы за их поведением.

Недаром раскольничьи женщины, получившие образование в скитах или просто обучавшиеся славянской грамоте часто становятся оплотом древнего благочестии, не только для своей семьи, но и для окружающих».  (По поводу открытия  женской церковно-приходской школы в селе Покрове-Жиркове Бельского уезда, 12 октября 1897 года.// Смоленские епархиальные ведомости, 1898, № 3, с. 151)..

В 1895 году Петр Брянцев выходит в заштат, все  дела,  начатые им,   продолжил его зять Григорий Иванович Эльманович.

В течение девяти лет Петр Дмитриевич Брянцев исполнял обязанности благочинного. Как человек исполнительный, этого же требовал и от своих подчиненных. Но при этом его требования никогда не были слишком обременительными, заведомо неисполнимыми. Особенно Петр Дмитриевич не любил, когда духовенство его округа судилось между собой, когда возникали какие-то противоречия, он всячески призывал всех к миру, одних, убеждая быть снисходительными, других уговорам подчиниться.

Выйти в заштат Петра Дмитриевича принудила болезнь. А он все сокрушался, что мало сделал, не исполнил всего того, к чему стремился в своих помыслах. «Прослужил бы еще, но здоровье слабо, по приходу ходить не могу…  Прослужил я 35 лет в священническом сане, чего и не ожидал при слабости своего здоровья. Дети отлично окончили курс ученья. Надо благодарить Господа Бога за все его милости к нам грешным». (Памяти священника отца Петра Брянцева// Смоленские епархиальные ведомости, 1899, № 15, с.828)

Петр Дмитриевич составляет завещание, по которому большую часть своих денег оставляет на благотворительность, руководствуясь тем, что дети выучены и имеют возможность заработать себе на жизнь. Духовенство же многие укоряют, что оно «собирает свои капиталы от крестьян, так пусть же собранное от народа и возвратится в народ».

25 июля 1898 года Петр Дмитриевич Брянцев скончался. При стечении народа он был погребен в Покрове, на церковном кладбище. Могила его утеряна, остался лишь надгробный памятник, вросший в землю.

Летом 2007 года он стараниями заведующей музеем «Крестьянский быт», что в деревне Ленино-Покров, был поднят и установлен возле здания музея, который как раз и располагается на месте бывшей Покровской церкви.

Жена Петра Дмитриевича – Екатерина Васильевна осталась жить в семье зятя Эльмановича. Она славилась своим умением шить церковное облачение. За свои труды она получила в 1900 году архипастырское благословение  и ей была назначена пенсия в 65 рублей в год.

Дети Петра Дмитриевича – Дмитрий Петрович Брянцев – коллежский асессор, кандидат богословия, преподаватель Смоленского духовного училища и Смоленской духовной семинарии; Александр Петрович – священник в городе Юрьеве Лифляндской губернии; Василий Петрович – статский советник, смотритель Бельского духовного училища, затем служил в Харьковском учебном округе; Николай Петрович – инспектор Рижской духовной семинарии; Иаков – священник села Савенок Сычевского уезда.

Брат – архиепископ Арсений Харьковский, в миру Александр Дмитриевич Брянцев (1839 -1914). Есть упоминания, что архиепископ Арсений приезжал в Покров, повидаться со старшим братом.

Прожив нелегкую жизнь, испытав великую бедность в детские, юношеские годы, видя, как живут вдовы и дети священников, диаконов, псаломщиков, Петр Дмитриевич старался, как мог, облегчить их участь, оставив для церкви небольшой капитал и проценты с него. (Редков Н. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. Вып.1. Бельский уезд. Смоленск, 1915, с.122).

Вместе с Петром Дмитриевич Брянцевым вторую священническую должность занимал Иоанн Георгиевич Ширяев, происходивший из семьи диакона Вержинской церкви Дорогобужского уезда. Окончив Смоленскую духовную семинарию в 1859 году, в следующем году был рукоположен в священники села Баскаково Гжатского уезда, в 1863 году переведен в село Покров, а оттуда в 1872 году перемещен в село Крюково Бельского уезда, где и скончался в 1884 году. После 1872 года вторая должность священника в селе Покров была окончательно закрыта.

Еще когда Петр Дмитриевич Брянцев был жив, священников церкви Покрова Пресвятой Богородицы становится его зять  Георгий Иванович Эльманович. Отец Георгий родился в 1873 году в семье священника села Арнишицы Ельнинского уезда. Окончил Смоленскую духовную семинарию. В октябре 1895 года рукоположен в священники села Покров.Окончил Смоленскую духовную семинарию с аттестатом первого разряда. С октября 1894 по август 1895 года работал учителем в Поздняковской церковно-приходской школе Гжатского уезда. 14 сентября 184 года рукоположен в священники и перемещен в село Покров Бельского уезда.

Георгий Иванович будет служить в Покрове до 1913 года, когда подаст прошение о переводе его в Харьковскую епархию, и эта просьба будет удовлетворена. За почти двадцатилетнее служение в приходе, он оставил по себе добрую память. Отец Георгий в церковной летописи довольно подробно рассказал о главнейших своих начинаниях. Он продолжил дело Петра Дмитриевича Брянцева в земской и женской школах.  «Вместо прежней ветхой лачужки выстроено земское училище за четыре тысячи рублей, в школе три учительницы, общежитие и сто двадцать учеников. Прекрасное школьное здание и в женской школе, с хорошей библиотекой, учебными пособиями и опытной учительницей. Всех учениц в настоящем году сорок четыре. Весьма неохотно соглашались крестьяне посылать своих девочек в школу, но приходилось настаивать, увещевать и, наконец, объявить, что при вступлении в брак от тех, кто не будет ходить в школу, будут спрашиваться молитвы, заповеди и символ веры. Последняя мера подействовала более всего, и теперь с каждым годом учениц в школу  является все больше.

 В восьми верстах от села находится еще школа грамоты в деревне Сластихино, учеников тридцать, учитель – окончивший курс  двухклассной церковно-приходской школы» (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72) .

В 1897 году в Покрове по инициативе священника создается Покровское приходское попечительство. Его деятельность Георгий Иванович описывает так: «Первое собрание членов попечительства было 9 марта 1897 года. Все избранные чины попечительства вместе с председателем попечительства Бельским купцом Захарием Прохоровым Байдаковым,  непременным членом попечительства священником Георгием Эльмановичем и казначеем попечительства Яковом  Семеновым Новиковым, бывшим Покровским волостным старшиной, собрались  в помещении Покровского волостного правления. Объявив заседание открытым, священник Георгий Эльманович заявил членам попечительства, что на поданном им, священником, Епархиальному начальству прощении об открытии при Покровской церкви приходского попечительства вместе со списком  избранных членов, последовала резолюция  Никанора, епископа Смоленского и доргобужского, ныне епископа Екатеринбургского – «избранные утверждаются».

 При обсуждении решено было, по совету священника,  позаботиться, прежде всего, об открытии в селе Покров церковно-приходской школы для девочек. На устройство школы, сообразуясь с ценами на лесной материал в Бельском уезде, потребовалась сумма  тысячу рублей.

Председатель попечительства купец Захарий Прохорович Байдаков пожертвовал на этом же собрании на школу 50 рублей, священник Георгий Эльманович– 25 рублей, крестьянин деревни Кукуева Семен Тихонов –15 рублей. Примеру этих лиц последовали и другие члены попечительства. И в первое же заседание в распоряжение попечительства поступило 125 рублей. Тогда же постановлено было собирать на школу с каждой приходской души по 50 копеек. Сбор произвести было поручено волостному старшине, который, кстати, занял в попечительстве и должность казначея. Школа была устроена на собственные средства.

Священник Георгий Эльманович обратился через  Арсения, ныне архиепископа Харьковского, в Святейший Синод с просьбой о ежегодном отпуске  из средств Училищного Совета по 300 рублей на содержание школы. Вопрос об отпуске средств,   был решен в скором времени. 17 сентября 1897 года священник Георгий Эльманович получил извещение, что Училищный Совет при Святейшем Синоде постановил ежегодно ассигновать по 300 рублей на содержание  церковно-приходской школы в селе Покров-Жирков Бельского уезда Смоленской епархии. Устроив школу, приходское попечительство пожелало ознаменовать исполняющийся в 1897 году столетний юбилей храма, приобретением в Покровскую церковь колокола весом более 100 пудов.

Для простых, бесхитростных религиозных людей звон колокола имеет огромное значение: он вызывает в душе их религиозные настроения, помогает хоть на несколько минут отрешиться от всего земного и вспомнить о Боге. А такими минутами религиозного настроения нужно всегда дорожить, они самые лучшие, самые прекрасные в нашей жизни. И крестьяне чувствуют это, и на пожертвования всегда бывают отзывчивы.

К концу года в приходском попечительстве на колокол было  собрано уже 800 рублей. 7 января 1898 года на собрании членов приходского попечительства решено было не откладывать вопроса о приобретении колокола на долгое время. А собрать по рублю с ревизской души,  в дополнение к поступившим добровольным пожертвованиям на колокол. И поручить заказать колокол заводу Финляндского в Москве.

К концу марта  деньги были собраны на колокол и члены попечительства поручили священнику подать прошение  Митрофану, епископу Смоленскому и Дорогобужскому, ныне уже покойному, о разрешении приобрести колокол. Епископ  Митрофан разрешил пробрести колокол, а прихожанам села Покров-Жирков за усердие к храму преподал свое архипастырское благословение. О чем  и было напечатано в Смоленских Епархиальных ведомостях.

 22 марта  1899 года колокол  был отлит на заводе Финляндского. Весу в колоколе 122 пуда 16 фунтов. На наружной стороне колокола сделаны изображения: Покрова Пресвятой Богородицы, святой Троицы и Петра Митрополита, Московского чудотворца. На верхней стороне колокола надпись: «Благовести день от день спасения Бога нашего». Внизу – «усердием прихожан села Покрова-Жиркова Бельского уезда Смоленской епархии, в память столетия 1797-1897 года».

 Повешен был колокол при большом стечении народа в Вербное воскресенье. Колокол был удачно отлит, и звон его понравился всем прихожанам.

После приобретения колокола, члены приходского попечительства обратили внимание на благоустройство кладбища. Кладбище для погребения мертвых находится от церкви приблизительно в саженях 100 к востоку, на левой стороне Большой Вяземской дороги. Открыто, по всей вероятности, с устройством каменной церкви в 1797 году. Пространство занимает немногим более десятины. Слой земли глинистый, во многих местах постоянно бывает вода. Вокруг кладбища была выкопана канава и посажены березы. От времени канавы позаплыли, березы поломало ветром. В 1874 году вокруг кладбища была устроена деревянная ограда за 218 рублей 40 копеек. Но со временем от деревянной ограды осталось очень мало следов.

В прежнее столетие было кладбище в другом месте, около деревянной церкви, но оно упразднено по отведении нового настоящего кладбища. Самое же старое кладбище в приходе находится на Троицком поле. Это забытое всеми кладбище было около давней Троицкой церкви.

Настоящее кладбище в должный порядок привести весьма трудно,  за столетнее существование свое оно слишком  заполнено гробами и при погребении не держались определенного порядка, а каждый выбирал место по своему усмотрению. В скором времени придется,  вероятно,  просить места для нового кладбища. И тогда можно его распланировать и следить, чтобы могилы располагались в порядке.

Для настоящего кладбища можно было только позаботиться, чтобы оно было с внешнего вида приличным и было ограждено, а для этого решено окапать его канавой, вместо деревянной ограды обнести земляным валом. На каковые работы постановили собрать по 10 копеек с ревизской души, всех денег собрали 110 рублей.

 Таким образом,  в продолжение трех лет своей первой деятельности, Покровское приходское попечительство израсходовало более трех тысяч рублей.

В заботах о благоустройстве и благосостоянии приходской церкви, а также об устройстве первоначального обучения детей, приходское попечительство не оставляет без своего внимания и бедных Покровского Прихода.

 Жертвовать ежегодно в пользу бедных прихода положил начало прежний заштатный священник села Покрова Петр Брянцев. Он пожертвовал в пользу приходского попечительства непрерывно доходный билет в пять рублей. Проценты с означенного билета, вместе с собранными деньгами в пользу бедных прихода (каковой сбор ежегодно бывает  21 декабря на престольный придельный праздник), выдаются  наиболее нуждающимся в приходе на святках, когда священник с причтом ходит по домам своих прихожан.

Запись, когда, кому и сколько выдано денег имеется в книгах попечительства. Иногда из сумм попечительства выдаются и большие суммы. Как, например, в 1899 году, когда в деревне Кукуево был пожар, выдано погорельцам деревни 77 рублей.

В 1900 году исполнилось три года приходскому попечительству, а потому происходило собрание попечительства, на котором члены попечительства, вместо  Захария Байдакова,  своим председателем избрать хотели управляющего Покровским имением Иулиана Васильевича Ермакова. Иулиан Васильевич Ермаков, по своему положению управляющего, обходительному характеру, так расположил к себе в короткое время крестьян, что они хотели избрать его председателем.

Но прежний председатель, очень обиженный, что ему предпочли нового человека, решился во что бы то ни стало удержать свое прежнее положение, и потому просил священника поддержать его, заявив, что он, жертвует на предстоящий ремонт церкви тысячу рублей сейчас же, обещает еще на свой счет представить все материалы на ремонт храма. Тогда священник уговорил управляющего отказаться от звания председателя,  и предложил ему лучше быть председателем пожарной дружины, которую по его влиянию и  при его средствах,  легко организовать.

Управляющий Ермаков согласился, тем более, что решено было устроить  пожарную  дружину по образцу городской, то есть со значками, фуражками с разными околышками, а для самых главных лиц, медными блестящими касками.

Собрали снова всех попечителей. Управляющий,  благодарив за избрание, заявил, что по множеству дел не может принять звания председателя приходского попечительства. Тогда  вновь пригласили быть председателем Захария Прохоровича Байдакова.  Захария Прохорович согласился и, заявив  о своем пожертвовании на нужды местного храма, обещал и впредь, пока будет жить, не оставлять своего храма.

О пожертвовании Захария Прохоровича, которое по окончании всех работ в храме, выразилось в сумме 1800 рублей, было доложено в свое время Епархиальному начальству с просьбой удостоить Байдакова  награды – серебряной медали. Но, вместо медали, он  получил благословение Святейшего Синода и грамоту, подписанную Митрополитом Киевским и Галицким и Киево- Печерской лавры священноархимандритом  Флавианом. Медаль же не получил, потому что награды следуют в постепенном порядке.

Управляющий же Ермаков, сделавшись председателем пожарной дружины, принялся очень деятельно за пожарное дело. Скоро образовался капитал, на который устроен сарай для пожарных инструментов, выписали пожарную трубу, бочки, ведра, знамя, багры, фуражки и медные каски.

 Хотели начать строить пожарную каланчу, но почему- то владельцы имения разгневались на управляющего и прогнали его, а вместо него пришел новый человек, совершенно не сочувствующий никаким общественным делам. После такой цветущей деятельности, можно сказать, для попечительства наступило время затишья. И не потому, что ослабела энергия у членов попечительства, а главным образом, по отсутствию средств. Началась продажа земли крестьянам, земля продавалась и продается по высокой цене.  Но так как она принадлежит к числу так называемых  отрезных земель, то покупать  крестьянам её необходимо, чтобы и на будущее время не испытывать тех притеснений, которых им пришлось несть из-за этой земли так много,  вечно находясь под гнетом.

С трудом удалось собрать триста рублей на устройство новой школы. Прежнее школьное здание решили обратить в богадельню и церковную сторожку, а школу выстроить новую. При дешевизне лесного материала в Бельском уезде, можно было устроить школьное здание с общежитием, помещением учительницы и двором за 1200 рублей.

В 1903 году оканчивается срок второго трехлетия деятельности попечительства со времени его открытия. Председателем попечительства по-прежнему остается  Захарий Прохорович Байдаков.

 В следующем году предстоит наружный ремонт храма. Есть, конечно, и другие нужды в приходе,  на которые попечительство должно бы обратить свое внимание.

 Но придется ли так скоро удовлетворить  свои нужды, как приходилось действовать  попечительству в первые два трехлетия, это уже покажет время. Главным же затруднением в успешной деятельности является временное обеднение прихода вследствие покупки отрезной земли у помещика, владельца покровского имения,  калужского первой гильдии купца Дмитрия Яковлевича Козлова.

Отсутствие в приходе помещиков, дворян и других  интеллигентных лиц, которые  принимали бы  деятельное участие в приходской жизни,  сказывается и на деятельности Покровского приходского попечительства.

Нельзя не упомянуть о событии, которое хотя и не имеет к деятельности приходского   попечительства отношения, но заставляет говорить. Часовня пришла в такую ветхость, что причт и староста хотели разобрать  и кирпич употребить под фундамент строящейся в настоящем году церковно- приходской школы для девочек. Узнав о желании причта разобрать часовню, владелец имения,    на земле которого находится часовня, пожелал реконструировать часовню на свой счет и выписать в часовню  три иконы: Спасителя, Божией Матери и святого Серафима Саровского.

На фундамент под школу вместо кирпича от  часовни, владелец имения пожертвовал пять тысяч кирпича из своего кирпичного завода. В сентябре месяце ремонт часовни был окончен и были получены иконы. От ближайшей деревни притч с народом и крестным ходом с торжеством встретил иконы, принес в часовню. Из икон особенно замечателен образ Преподобного Серафима Саровского.

По воскресеньям и праздничным дням причт более усердные крестьяне просят служить молебен в часовне пред образом Серафима Саровского. Многие из крестьян Покровского прихода в настоящем году были при открытии мощей Преподобного, удостоились видеть Государя Императора, Государыню Императрицу, быть  свидетелями великих чудес, бывших при открытии святых мощей. И рассказы этих очевидцев, по возвращению на родину. возбудили у Покровских прихожан особую любовь и уважение к новоявленному угоднику Божию, поэтому и икона Преподобного Серафима Саровского была встречена  прихожанами с особой радостью». (ГАСО,ф.391, оп.1, д.2, л.63-72) .

Священник Георгий Эльманович был награжден многими доступными для приходского священника наградами: набедренником, скуфьей, грамотами, Архипасторскими Благословениями. Был участником окружных съездов духовенства, церковным судьей.

В августе 1913 года прошение Гергия Эльмановича о переводе в Харьковскую епархию было удовлетворено. А священником в селе Покров становится Сергий Семенович Чулков. Родился он в 1884 году. В 1899 году окончил Вяземское духовное училище, а в 1906 – Смоленскую духовную семинарию. После этого служил псаломщиком в церкви села Следнево Ельнинского уезда. В 1912-1913 году был письмоводителем и помощником классного наставника Рижской гимназии Императора Николая Первого. В 1913 году рукоположен в священники села Покров-Жирков.

Сергий Семенович Чулков сделал для Покрова то, что не могли сделать ни Петр Дмитриевич Брянцев, ни Георгий Иванович Эльманович – добился закрытия винной лавки. Произошло это в самом начале Первой мировой войны. В Покрове прошли сходы о запрещении торговли горячительными напитками во время мобилизации, а затем по инициативе священника в селе создается общество трезвости. Как оказалось, деревня быстро свыклась с трезвостью. Конечно, самогоноварение  искоренить не удалось, но оно не имело массовых масштабов.

В церкви шли службы о здравии воинов, воюющих на фронтах, о мире. Но война была где-то там, далеко, а здесь, в Бельской глубинке все казалось простым и ясным. Эта простота и патриархальность были обманчивы, и грянувший 1917 год был отнюдь  не «в венчике из роз».

Бельский уезд никогда не отличался особой приверженностью  к коммунистическим взглядам. И первые советы рабочих и крестьянских депутатов большевистскими назвать трудно. Но деревня кипела. В Покровской волости создается Покровский волостной совет крестьянских депутатов, выбирается комитет бедноты. Казалось, что все идет путем, о котором говорил В.И. Ленин и коммунисты. Но эта идиллия оказалась обманчивой.

В июле 1918 года случился Покровско-Холмовское крестьянское восстание, чаще в литературе его называют мятежом,  но это было восстание, охватившее 11 волостей Бельского уезда. А затем и подавленное с помощью регулярных войск Красной Армии.

10 дней самого жаркого месяца года, когда в деревне полно работы, в восставших волостях творилось что-то невообразимое. У восстания много причин, мы не ставим своей целью освещать его ход. Для нас важнее последствия. Волна карательных акций не закончится 1918 годом, а и двадцать лет спустя восстание аукнется сотням крестьян, которые по приговору всемогущих Троек будут вновь осуждены на разные сроки, а то и расстреляны.

При подавлении восстания советские власти объявили духовенство одним из его организаторов. «Это восстание кулаков, попов, белогвардейцев», – говорилось во многих документах. А поиском виновных и их наказанием занималась Бельская ЧК. Известно, что было расстреляно 45 наиболее активных участников восстания. Среди них оказались  священник соседнего с Покровом села Печатники Александр Руженцев, диакон из этого же села Петр Тройницкий. Их расстреляли в Смоленске  в сентябре 1918 года.

Священник села Покров Сергий Чулков был арестован позднее. В вину ему ставилось не только участие в восстании, но и связи с М.А.Дорманом и «контрреволюционной деятельностью» епископа Вяземского Макария (Гнеушева). Архимандрит Ианнуарий (Недачин) приводит текст из книги С.З. Почанина «Историей обреченные». Автор этого псевдоисторического произведения прямо пишет, что восстание в Бельском уезде готовилось по прямому указанию Епископа Макария. «До ареста он лично предписал Бельскому протоиерею Чулкову созвать на религиозное праздненство всех христиан уезда, по возможности побольше умеющих владеть оружием.

– Используйте для этого, – предписывал Макарий, – списки, которые находятся у председателя Совета Никольской волости вашего уезда Воронина, проживающего в селе Петрово, где будет расквартирован штаб нашего отряда» (Ианнуарий (Недачин; архимандрит). Духовенство Смоленской епархии в гонениях конца 1917-начала 1919 года Архангельск- Изд. Соловецкого монастыря, 2013,с. 103-105).  И далее следует зажигательный рассказ, как священники глумились над телами погибших красноармейцев, закапывали еще живых раненых. А ведь подобные «рассказы» кочевали из одного сборника в другой, объявлялись истиной последней инстанции.

Из церковных источников известно, что священник Сергий Чулков был арестован за служение молебна о прекращении междуусобной брани и братоубийственной войны. Как и священник Александр Руженцев, диакон Петр Тройницкий, Сергий Чулков пострадали именно за веру.

В документах Смоленского епархиального Совета есть донесение архиепископа Феодосия Священному Синоду с указанием того, что священнослужители Покров-Жирковского и Печатниковского приходов подверглись насилиям со стороны властей.

Архимандрит Ианнуарий (Недачин) приводит в своей книге и письмо тестя Сергия Чулкова – священника села Дедственки Рославльского уезда Иоанна Капутовского: «Зять мой, священник …Сергий Чулков почти два месяца находится в тюремном заключении за служения молебствия о прекращении междуусобной брани и братоубийственной войны. Слабый организм его не вынес тюремного режима и неделю назад он тяжело заболел и находится на излечении в тюремной же больнице. Мучения  невинного страдальца усугубляются думами об одинокой семье…оставшейся без всяких средств к существованию, разоренной совершенно прибывшими для усмирения крестьян советскими войсками.

Доведенная до болезненного состояния семейным горем, отчаиваясь в надежде видеть кормильца и мужа, дочь моя просит у меня помощи и поддержки. Дабы оказать то и другое, я должен оставить свой приход и поехать к дочери…» (Ианнуарий (Недачин; архимандрит). Указ. Соч. С.106)

10 октября священник Сергий Чулков был расстрелян. У него остались жена и трое маленьких детей. Дом и имущество семьи были описаны властями.

А советские власти уже спешили предпринять иные шаги, заявить о своей лояльности новой власти. Осенью, когда успели оплакать убитых, а раны побитых и покалеченных стали заживать, покровские коммунисты предпринимают решительный шаг, чтобы навсегда отречься от прошлого. Покровский волостной совет крестьянских депутатов просит сначала Смоленск, а затем и Москву о переименовании села Покров в село Ленино, в честь вождя мирового пролетариата. И такое разрешение в ноябре 1918 года  было получено. Древнее село Покров становится безликим Ленино.

Через какое-то время в селе будет создано сельхозтоварищество, гордо переименованное в колхоз-комбинат имени Ленина, а затем в коммуну имени Ленина (ГАНИСО, ф.75, оп.1, д.11, л.10-11). Все эти предприятия не особо будут процветать.

Что касается церкви Покрова Пресвятой Богородицы, она переживет и перерегистрацию церковных общин, и постоянные нападки со стороны властей, впрочем, пока еще не очень болезненные. На заседании коммунистической ячейки Ленинского сельского совета в феврале 1929 года решался вопрос о том, что нужно бы организовать союз безбожников при Ленинской избе-читальне и «взять руководство над антирелигиозными кружками» (ГАНИСО, ф.75, оп.1, д.3, л.2об.). В документах не прослеживается, было ли это намерение осуществлено. Но если судить по тому, что деятельность избы-читальни, в отличие от Ленинской библиотеки, подвергалась постоянной критике, то можно в этом сомневаться.

К сожалению, трудно восстановить имена священников, служивших в церкви Покрова Пресвятой Богородицы в 20-30 годы. В документах если священник упоминается, то «безымянно».  Среди священников в 20-е годы упоминается Иоанн Капутовский. Был ли это тесть Сергия Чулкова или иной представитель семьи Капутовских, можно только предполагать.

 В 1930 году произошел и такой случай: в коммуну имени Ленина приняли жителей села Ленино Капутовских и Губчевских. Последние – родственники диакона Покровской церкви Андрея Николаевича Губчевского. Ячейка ВКП (б) Ленинского сельского совета тут же распорядилась их исключить – «по классовому признаку» (ГАНИСО, ф.75, оп.1, д.11, л.12об.)

В  ноябре 1929  года органами ОГПУ  был арестован Александр Николаевич Вигилянский. Он был осужден на 3 года исправительно-трудовых работ. Перед революцией 1917 года он служил в Покровской церкви пономарем.  При аресте Вяземским отделом НКВД назван священником деревни Ленино. Реабилитирован он в 1989 году.

 В одном из документов середины 30-х годов упоминается священник села Покров Алексий Шашков. По всей видимости, последним священником села Покров-Ленино стал Александр Иванович Шведко. Он родился в 1894 году в Оршанском уезде Могилевской губернии, в деревне Смольянка.

 В середине тридцатых годов за ним и его семьей велся неусыпный контроль.

Матушка работала в  Ленинской школе уборщицей. В вину ей постоянно  ставились плохо вымытые полы, хотя это не соответствовало действительности, отсутствие питьевой воды в школе. А если сам Александр Иванович заходил в школу, это грозило уже контрреволюцией (ГАНИСО, ф.75, оп.1, д. 196. л.55).

Александр Иванович Шведко был арестован 20 августа 1937 года  и постановлением НКВД и Прокуратуры СССР 21 октября того же года приговорен к расстрелу.  Священник обвинялся сразу по тем пунктам 58-й статьи. 27 октября 1937 года он был расстрелян.

Власти отыгрались даже на его сыне: «Ученика – отличника учебы Шведко не премировали лишь потому, что накануне выдачи премий, отец Шведко – поп был забран органами НКВД за контрреволюционные дела» (ГАНИСО, ф.75, оп.1, д.230, л.246).

30 декабря 1964 года Военным Трибуналом Московского Военного округа Александр Иванович Шведко был реабилитирован посмертно.

Постановление Смоленского областного исполнительного комитета № 2301 от 16 ноября 1938 года церковь Покрова Пресвятой Богородице в селе Ленино была закрыта.(ГАСО, ф.Р-2361, оп. 1, д.67. Книга учета церквей).

В дальнейшем здесь будут размешаться колхозные склады, сеновал. В начале 59-х ее начнут разбирать, используя кирпич для строительства. Со временем на месте церкви будут построены  к 100-летию со дня рождения В.И.Ленина клуб и магазин. Уборщицей в клубе работала простая и добрая женщина. Она рассказывала, что наиболее трудно ей приходилось убираться в клубе после концертов и дискотек – ей постоянно чудился тихий плач. «Это плачут ангелы», – говорила она.

В 2007 году на месте церкви будет установлен Поклонный крест. Позже, стараниями заведующей музеем «Крестьянский быт» Аллой Борисовной Цветковой будет установлен памятный знак о церкви. На здании музея, часть которого размешается в переоборудованном магазине, вскоре появится баннер с изображением церкви и кратким описанием.

Село Покров, Ленино всегда было не большим по количеству домов и жителей. Хотя в дореволюционные годы оно и считалось центром огромной волости, в которую входило более пятидесяти населенных пунктов, а в советское время – центром сельсовета. В предвоенные годы здесь были сельская библиотека (одна из трех во всем Холм-Жирковском районе), средняя школа, сельскохозяйственное производство. Но с временем сельсовет был переведен в Лехмино, как и центральная усадьба колхоза. В деревне оставались восьмилетняя школа, медпункт, почта, клуб, библиотека, магазин. Сейчас от всего этого остались лишь сельская библиотека-музей. В музейной экспозиции сотни уникальных экспонатов.

Есть здесь и «Комната сельского священника», и «Класс церковно-приходской школы», и много другого, чего не увидишь в других музеях. Поэт Иван Савельев написал стихотворение, посвященное музею.

 

 

Крестьянский быт

                 Алле Цветковой, создателю музея «Крестьянский быт» в Ленино-Покрове

 

От Рудакова – отчий кров! –

Где время никуда не движется,

Ведет дорога на Покров,

Где ты работаешь, подвижница.

 

Покамест пьянствуют одни

И все, что можно, доворовывают, –

«Крестьянским бытом» очаровывая,

Ты годы собираешь в дни.

 

У пращуров – открытый взгляд.

О том, что восхищен,

Догадываясь,

Здесь три столетия стоят,

Со мной с портретов переглядываясь.

 

По памяти почти бреду –

Дума моя лишь ею кормится! –

Я тихо в горницу войду

И зыбку покачаю в горнице.

 

В углу не занята скамья.

«Родимые… – шепчу, –

Да где же вы?»

А зыбка: «Кач…да кач…» –

По-прежнему, –

В ней жизнь качается моя,

И я ее пока удерживаю.

 

Я с прошлым здесь навел мосты,

Оно – живое. И без грима.

А за окном – могил кресты.

Прости, Покров!

Невыносимо…

 

Хотелось поставить на этом точку. Но было бы не справедливым к памяти диаконов, псаломщиков, дьячков, церковников, всех тех, чья жизнь была связана с церковью Покрова Пресвятой Богородице в селе Покров-Ленине Бельского уезда, Холм-Жирковского района не упомянуть и их имен.

Мы уже упоминали диаконов Мирона Иванова и Михаила Васильева. Терентий Никифорович Ширяев – сын дьячка церкви Казанской иконы Божией Матери в селе Печатники, родился в 1760 году. С 1780 по 1782 год он служил пономарем в Покровском храме, а с 1782 по 1791 год – диаконом в этом же храме. В 1792 году рукоположен в священники  и направлен в село Печатники.

Никон Яковлевич Ширяеев родился в 1763 году, пономарский сын, и сам стал пономарем в Покровском храме. С 1791 года до самой своей смерти в 1811 году был диаконом. После его смерти диаконом стал его сын Александр Никонович Ширяеев. Умер он в Покрове в 1825 году. Диаконскую вакансию занял Алексей Михайлович Соколов, сын диакона села Белый Берег Бельского уезда, до этого он более двадцати лет был в Покрове дьячком. Он умер в Покрове в 1834 году.

После Алексея Михайловича диаконом был  Евлампий Алексеевич Соколов. Он был послушником Вяземского монастыря,  окончил Ахтырское приходское училище, а диаконскую должность исполнял с 1834 года по 1859 год, когда был выведен за штат.

Дмитрий Федорович Афонасьев  родился в 1832 году в семье псаломщика из села Кавельщина Бельского уезда. В 1857 году окончил семинарию. Диакон Покровской церкви с 1859 по 1875 год. Рукоположен в священники и направлен в село Болышево Бельского уезда, а в 1879 году переведен в село Холм-Жирков, где и умер 8 мая 1887 года.

Иоанн Алексеевич Смирягин  был диаконом с 1875 по 1782 год, выведен за штат. Умер 13 ноября 1905 года.

Николай Васильевич Граблин в селе Покров был диаконом с 1882 по 1912 год. Родился он в марте 1862 года в семье священника села Спасского. Окончил Бельское духовное училище и два курса Смоленской духовной семинарии. Служил псаломщиком церкви села Настасьино Бельского уезда, учителем Спасского училища. В селе Покров родились его сыновья Василий и Николай. Николай Николаевич Граблин в 30-годы 20 века – священника села Головеньки Бельского района Западной области. Арестован органами НКВД, приговорен  к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор приведен в исполнение 28 ноября 1937 года.

Андрей Николаевич Губчевский в селе Покров с 1912 года. По всей видимости, был диаконом и в советское время. Его потомки до сих пор проживают на территории Лехминского сельского поселения, куда входит и деревня Ленино.

Помимо уже упоминаемых дьячков, псаломщиков в селе служили: Иоанн Иоаннович Волочков, сын дьячка из села Печатники. В Покровской церкви – с 1825 по 1866 год. В селе он и умер.

Федор Данилович Плахов – следующий дьячок Покровской церкви – с 1866 по 1882 год. По происхождению сын пономаря их села Болышево Бельского уезда. С 1843 по 1866 год был пономарем.

Сын дьячка Илья Григорьевич Ширяеев отличился тем, что «за плохое поведение» был сослан в Сибирь. В дьячках состоял с 1845 по 1858 год.

Федор Георгиевич Авдуевский  родился 8 февраля 1854 года в семье дьячка из села Дентялово Бельского уезда. Окончил Бельское духовное училище. С 1872 по 1882 год учительствовал. С 1882 по 1885 год – дьячок Покровской церкви, а затем диакон в селе Комары Бельского уезда.

Евгений Григорьевич Капустин окончил министерское училище, в Покровском храме был с 1886 по 1905 год, когда его сменил Василий Павлович Полчанинов. Последний – сын священника из села Чичаты Бельского уезда, был учителем в церковно-приходской школе.

Мы уже называли некоторых пономарей церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Игнатий Гаврилович Грибоедов был пономарем с 1784 по 1796 год. Затем был диаконом в селе Борисково Никольской волости Бельского уезда, рукоположен в священники этого же села, а затем перемещен в священники села Бизюково Духовщинского уезда. В этом селе он и умер в 1843 году.

Василий Емельянович Ширяеев служил пономарем с 1793 по 1827 год. Иоанн Иоаннович Волочков – сын диакона Казанской церкви села Печатники пономарскую должность занимал 60 лет – с 1807 по 1867 год.

Свежие публикации